400 Летняя история моды читать

400 Летняя история моды читать

Введение

Свободное истолкование понятия «мода» подразумевает господство установленных вкусов и взглядов в определенной сфере жизни или культуры. В отличие от стиля мода (от лат. modus – «способ», «правило») отражает лишь поверхностные изменения и существует в общественной среде, как правило, недолгое время. Употребляя слово «мода», многие неверно ассоциируют его с одеждой. Следует различать совокупность предметов, покрывающих человеческое тело, и стремление постоянно видоизменять эти предметы в зависимости от обстоятельств. В качестве причины обновления бытия обычно выступают исторические события, хотя такие перемены нередко происходят под влиянием экстравагантной личности. Например, капризы Жанны Пуассон, более известной под именем маркизы де Помпадур, обусловили рождение стиля рококо, который почти столетие направлял развитие европейского искусства.

Едва освободившись от обезьяньей шерсти, древний человек прикрыл свое обнаженное тело, сделав это не из чувства стыда. Защита от холода являлась лишь одной из многочисленных функций одежды. Костюм изначально был средством выражения эстетических ощущений, представлений о самом себе и обо всем мире в целом. С умением выделывать и сшивать шкуры пришло понимание символичности костюма. В каменном веке одеянием считался даже амулет, образно служивший мостом между уязвимым человеческим телом и агрессивной внешней средой.

Женский идеал эпохи позднего палеолита

Символический смысл одежды сохранялся в течение нескольких тысячелетий, не утратив актуальности до нашего времени. Знаком принадлежности к высшему сословию служили ткани, фасон платья и его цвет, форма головного убора, длина шлейфа, украшения. Одежда указывала на возраст, сословную принадлежность, социальный статус или состоятельность человека. Например, индейского вождя отличала роскошная мантия из перьев. Индийская вдова до конца жизни ходила в белом сари. Закутав себя в паранджу, мусульманка навсегда утрачивала собственное «я». Только фараон объединенного Египта мог носить высокую двойную корону красного цвета. Никому, кроме европейского монарха, не разрешалось облачаться в горностаевый мех. Венецианские матроны с завистью смотрели на яркие наряды куртизанок, а те с удовольствием поменяли бы свои роскошные платья на унылое одеяние замужних итальянок.

Слепое следование моде всегда было излюбленной темой карикатуристов, никогда не имевших недостатка в пародийных сюжетах. В Средневековье высмеивались длинные шлейфы, двурогие и остроконечные чепцы, гротескно удлиненные носки ботинок. Сатирики эпохи барокко избрали мишенью женские прически-башни, пышные букли мужчин, косички, короткие панталоны и камзолы жюсокоре с длинными полами. Спустя столетие модники испытали насмешки по поводу каждой части своего туалета. Одежда времен Наполеона III, как никогда, отличалась неудобством и обилием нелепых деталей. Типичную картину городской моды того времени составляли турнюры, кринолины, корсеты, пышные рукава, огромные шляпы с вуалями, цилиндры, козлиные бородки, бакенбарды.

По словам австрийской писательницы Марии фон Эбнер-Эшенбах, «человек вправе мыслить иначе, чем представители его эпохи, но не вправе одеваться иначе». Долгая и незавершенная история моды показала логику активного стремления человека к изменению своей внешности. Тенденции развития костюма отражают склонность к преувеличению реальных параметров тела, что легко объяснимо желанием подчеркнуть свою истинную или воображаемую значимость. В сравнении с мещанкой величественно выглядела знатная дама в шляпе, кружевах и кринолине. Цилиндр визуально поднимал джентльмена над толпой обывателей в кепках. В Средние века количество и вид ткани, израсходованной на пошив платья, красноречиво свидетельствовали о принадлежности к определенному сословию.

Сама по себе одежда является глубоко индивидуальным творением человека, выражением его внутренней сущности и тайных пристрастий. Однако в соединении с модой костюм пробуждает инстинкт подражания. Психологи называют этот процесс «формой биологической защиты, естественным рефлексом стадного существа», присущим всем людям, но в различной степени. Без подражания невозможно развитие моды. Приспосабливаясь к окружающей действительности, человек копирует общепризнанный стиль, одновременно стараясь выделиться из толпы с помощью самостилизации. Явная демонстрация собственной личности легко осуществляется средствами моды, хотя лавирование между простотой и вычурностью требует тонкого художественного вкуса.

Главным объектом модной стилизации было и остается человеческое тело. Каждая эпоха создает собственный эстетический идеал, достижение которого невозможно по определению. В старину диктат моды особенно касался женской красоты, вынуждая дам использовать немыслимые средства для приближения к желанному образу. Однако, по замечанию известного модельера, «они были бы в отчаянии, если бы природа создала их такими, какими они стали, следуя моде».

«Венера» Питера Пауля Рубенса

Основная роль по исправлению физических недостатков отводилась одежде. Обладание изящной фигурой гарантировало модный силуэт практически во все времена, кроме нескольких десятилетий XVII века, когда искусство фламандского живописца Питера Пауля Рубенса предопределило господство тяжелых, пышных форм. В другие эпохи женские фигуры безжалостно деформировались различными способами, и корсет являлся отнюдь не самым варварским устройством. К счастью, ушли в прошлое жесткие корсеты и едкие белила. Современная женщина может без вреда для здоровья стать стройной загорелой блондинкой, как того требует вполне рациональная мода III тысячелетия.

Глава I. Вне времени

В многообразии видов и форм одежды выделяются две большие группы: исторический и национальный костюмы, различаемые как по сущности, так и по степени непостоянства. Исторический костюм, наиболее подверженный влиянию моды, перерождался вместе с эпохой. В нем, словно в зеркале, отражались значительные события социального или культурного характера: революции, войны, расцвет или упадок экономики, географические открытия, появление новых стилей в искусстве, смена государственной и религиозной идеологии.

Национальный костюм представляет собой стабильную одежду, практически не подверженную модной стилизации; ее разнообразие определяется только географическим фактором. Более того, неизменный народный костюм часто влияет на общественные пристрастия и вдохновляет дизайнеров на создание этнических моделей. В обиход современного человека прочно вошли индейские мокасины и пончо, восточный халат, римские сандалии, голландские сабо. Из глубины веков в гардероб европейца попали брюки, плащ, тюрбан и капюшон. На пороге III тысячелетия модельеры вспомнили самую древнюю одежду, предложив стильным дамам платья, юбки и даже бюстье из натурального меха.

Народная одежда невольно отразила сложные процессы, происходившие по мере развития этнических групп. В противоположность изменчивому историческому костюму национальное платье не утратило самобытности и до настоящего времени представляет культуру обитателей того или иного региона. Понятия «историческое развитие народного костюма» не существует, поскольку новые его виды возникают стихийно, являясь вариантом ранее существовавших форм. Исследование костюма с разных точек зрения, изучение ткачества, кроя, техники пошива, использование орнамента и цветовой гаммы помогают определить место проживания или племенную принадлежность его обладателя.

Местные особенности обнаруживались в преобладании красок, повторении мотива вышивки, но особенно в украшениях и головном уборе как в самых стойких элементах национального костюма. Например, шотландцы носили килты и покрывала, окрашенные в цвета своего клана. Жители германской земли Гессен придерживались четкого распределения расцветок: старики облачались в черное, юные девицы надевали красное, молодожены – зеленое, а матери семейства полагалось носить платье фиолетовых оттенков.

Долгая жизнь народной одежды объясняется стабильностью условий ее формирования, прежде всего климата и рельефа местности. В различном облачении нуждались прибрежные рыбаки, обитатели гор, жители лесных районов, Крайнего Севера или жарких тропиков. Особый интерес представляет костюм народов, долго проживавших в самоизоляции: жителей Японии, Китая, стран Юго-Восточной Азии, альпийских селений и членов африканских племен.

Читайте также:  Блюда из детского творожка агуша

По мере расширения исторических связей старинная одежда в этих регионах не потеряла былого значения, хотя используется лишь в качестве обрядовой и праздничной.

Обширный этнографический материал, собранный многими поколениями исследователей, позволил воссоздать облик традиционного костюма от каменного века до начала прошлого столетия. Именно в этих временных рамках сохранялись принятые формы одежды, отчасти утраченные в связи с резким изменением условий жизни в бурном XX веке.

По различиям форм костюма можно проследить путь, пройденный данной нацией в процессе своего развития, а также степень ее консерватизма. За исключением американцев, практически все народы продемонстрировали стойкую приверженность к устоявшимся нормам в социальной и культурной жизни, что сыграло решающую роль в сохранении древних традиций, одной из форм которых является народный костюм. Дровосеки горной Баварии еще не отказались от удобного наряда своих прадедов, для работы предпочитая ботинки с грубыми шипами, укороченные кожаные штаны, непромокаемую куртку из грубой шерсти. Непременным декором такого костюма изначально служили воротник, манжеты и жилет зеленого цвета, серебряные пуговицы, подтяжки, но главное – мягкая фетровая шляпа с украшением из шерсти серны.

В условиях социальных перемен национальный консерватизм проявлялся не только в реставрации старых порядков, но и в некоторой идеализации прошлого. Последние годы уходящего тысячелетия ознаменовались интересом к полузабытой старине. Новинки каждого модного сезона повторяли стиль одной из ушедших эпох, словно подтверждая справедливость афоризма «Новое есть хорошо забытое старое». Сейчас ни один показ Haute couture не обходится без моделей с этническими мотивами, причем в одном платье может соединиться несколько эпох и национальностей. Европейские дизайнеры переняли элементы традиционного костюма практически всех народов мира. Пестрая смесь различных стилей уже не считается китчем, как несколько десятилетий назад. Обращение модельера к народному костюму является выражением оригинального понимания старины и соотношения ее с современностью.

Первобытные меха

Древнейшими предками человека принято считать мелких пушистых зверьков, живших на ветках деревьев во времена, когда по планете бродили гигантские рептилии. В доисторический период развитие проходило слишком медленно. Маленькой лохматой обезьянке, похожей на современную ту-пайю, понадобилось очень много времени, чтобы превратиться в австралопитека, преобразившегося затем в Homo sapiens. Первым из ископаемых созданий, сообразившим взять в руки орудие и прикрывшим тело неким подобием одежды, стал Homo neanderthalensis – человек неандертальский. Вновь возникшие существа избрали местом жительства центральную часть Европейского континента, в частности долину Неандерталь близ современного Дюссельдорфа, от которой и получили свое название.

Неандертальцы появились на Земле примерно за 200 тысяч лет до начала новой эры, когда ледники еще не сдвинулись с места, но в воздухе уже ощущалось холодное дыхание севера. Представители раннего палеолита отличались плотным мускулистым сложением при небольшом росте, массивным скелетом, объемной грудной клеткой. Древние собиратели и охотники, пользователи огня и создатели примитивных орудий труда внешне походили на обезьян и, видимо, не были прямыми предками современного человека. Неандерталец имел массивный покатый лоб со скошенными скулами, сильно выступающий нос и срезанный подбородок. Чрезвычайно большая масса тела по отношению к его поверхности значительно уменьшала теплоотдачу, поэтому до начала оледенения людям не требовалось никакой одежды.

Согласно археологическим данным, 50 тысяч лет назад неандертальцы имели примитивный, но крупный мозг, вполне достаточный для того, чтобы догадаться накрыть себя шкурой убитого животного. Наскальные рисунки дают представление о самой ранней форме костюма – простой набедренной повязке, безусловно служившей не только для защиты от холода. Прикрыть себя мехом мог только удачливый охотник, у которого добыча оставалась после устройства жилища и постели для своего семейства. К тому времени неандертальцы существенно продвинулись в своем развитии. Приобретя человеческую хватку, они научились отесывать камень, кость, дерево, олений рог. Пользуясь рубилом с острыми краями, обстругивали палочки скребком, изготавливали из осколков камня острые лезвия, напоминающие ножи. Зубилообразные резцы помогали придавать нужную форму наконечникам копий и костяным иглам.

Неандертальцы охотились на северных оленей, мамонтов, шерстистых носорогов, пещерных медведей, лошадей, бизонов. Община жила под нависающей скалой или в пещере, в хижинах из веток, покрытых звериными шкурами. Женщины добывали и поддерживали огонь, готовили пищу, шили одежду, предварительно приобретя навыки правильной обработки шкур.

Меховая повязка неандертальца

Начиная изготавливать одежду, с кожи животного вначале удаляли жировую прослойку с внутренней стороны. Для этого сырую шкуру растягивали на земле, приколачивали колышками и тщательно очищали каменным скребком. Работая закругленным краем скребка, женщина легко удерживала орудие за рукоятку. Просушивание над огнем придавало будущему изделию мягкость и эластичность. В отверстия, проделанные по краям шкуры острым сверлом, продевались кожаные ремешки, которые стягивали меховое платье наподобие шнуровки. Полоски кожи служили своеобразными бретельками женских нарядов. Подобным образом матери закрепляли кусок шкуры на шее, устраивая переносную колыбельку для ребенка. Теплый мех был основой первобытной обуви: обрывок шкуры наматывался на ноги и закреплялся кожаными шнурками.

Обитатели теплых климатических зон делали одежду из разнообразных природных материалов. В этих целях широко использовались пух и перья птиц, переплетенные или связанные корни, кора, листья и стебли растений. Рука неандертальца, широкая, лапообразная, с укороченными пальцами, с уплотненными суставами и чудовищными ногтями, была недостаточно ловкой для того, чтобы орудовать тонкой иглой.

Методика изготовления шитой одежды стала доступна кроманьонцам, имевшим физический тип, подобный телосложению современного человека. В начале последнего оледенения (более 40 тысяч лет назад) неандертальцы мигрировали к югу и постепенно исчезли. Освободившееся историческое место заняли племена, заселившие степные равнины Восточной Европы. Их многочисленные поселения обнаружены на территории сегодняшней Франции, в окрестностях грота Кро-Маньон, давшего название новому виду Homo sapiens.

Высокорослые кроманьонцы отличались от предков вытянутыми, «тропическими» пропорциями тела и уже ничем не напоминали обезьян. Столь же резко изменилась их внешность: высокий, округленный свод черепа, гладкий прямой лоб, выступающий подбородок, узкий нос. Люди кроманьонского типа имели низкое, но широкое лицо, угловатые глазницы и крупный мозг. Создатели богатой культуры позднего палеолита владели секретом эффективной обработки камня и кости.

Благодаря значительно улучшенным орудиям стали доступны новые инструменты для изготовления одежды. В свою очередь, изобретение копья определило возможность получения новых материалов. Шкуры мамонта, благородного оленя, пещерного медведя, волка, шерстистого носорога в изобилии добывались на загонной охоте. Новшеством позднего палеолита являлись силки для птиц и рыболовные приспособления: гарпуны, костяные крючки. О разумном понимании красоты свидетельствует резной орнамент, украшавший копьеметалки из оленьего рога.

Костюм кроманьонца

В ледниковую эпоху людям пришлось испытать тяготы настоящей снежной зимы. Холодный климат заставил подумать о более теплом облачении, чем легкие меховые накидки. Кроманьонцы носили штаны и куртки, сшивая куски шкур иглами из оленьего рога. Древний способ изготовления швейных принадлежностей не представляет секрета, существуя до настоящего времени в качестве прикладного искусства обитателей арктических зон. Кость оленя разрезалась острым каменным резцом, с широкой стороны проделывалось отверстие, затем игла зачищалась и затачивалась о шероховатый камень. Вместо ниток использовались тонкие полоски кожи и кишки животных. Шкура мамонта сначала протыкалась каменным сверлом, с тем чтобы игла легче проходила сквозь толстый материал.

Читайте также:  Сколько варить свеклу в мультиварке скороварке редмонд

Мастерство кроманьонцев не ограничивалось умением сшивать шкуры. Они старались украсить одежду, обшивая меховые куртки бусинами из речной гальки, осколками костей, ракушками с дырочками посередине. При раскопках Сунгирьской стоянки во Владимирской области археологи насчитали более 1000 бусин, некогда закрепленных на меховой куртке мужчины. В захоронениях обнаружено множество других украшений, например ожерелья, браслеты, кольца. Бусы из органических материалов в ископаемом виде не сохранились, но предполагается, что женщины палеолита носили украшения, сделанные из рыбьих костей, яичной скорлупы, семян или зерен диких плодов.

В основных местах обитания кроманьонцев практически не встречалось просторных пещер. Им не хватало древесины для сооружения хижин, подобных неандертальским. Однако шерстистые мамонты давали людям все необходимое для существования. На вечной мерзлоте обиталище строилось из длинных берцовых костей и бивней животного, вставленных в черепа за невозможностью проткнуть твердый грунт. Каркас покрывался звериными шкурами, и семья жила в теплом доме. В других районах сооружались каменные шатры, землянки, порой образовывая большие поселки.

Способы шитья костяной иглой

Кроманьонцам принадлежит заслуга в создании первобытной культуры, материальным олицетворением которой стала наскальная живопись. Рисунки на стенах пещер Альтамира, Ласко, Монтеспан (Франция) сделаны охрой – истолченной породой красного цвета, сохранившей яркость спустя 30 тысяч лет. Именно такими красками неандертальцы раскрашивали тело до изобретения одежды, хотя не имеется свидетельств того, что это была татуировка. В качестве основных персонажей наскальных картин выступают животные. Изображения людей встречаются крайне редко, и все они исполнены схематично. Тонкие динамичные фигуры, как правило, представляют человека в движении: бегущие дети; изящная женщина, извлекающая мед из пчелиного гнезда на дереве; охотник, стреляющий из лука в оленей.

Пещерная живопись достигла расцвета в преддверии неолита (19–15 тысяч лет назад). Появление истинного искусства ознаменовалось примитивным декором и созданием предметов, не предназначавшихся для использования в быту. Изящная гравировка на кусочках камня или кости, различные виды орнамента, мелкая каменная и глиняная скульптура, безусловно, имели чисто декоративный характер. Если настенные рисунки отражали реальные условия жизни первобытных охотников, то в женских статуэтках ярко проявился стиль эпохи.

Увековечивая в камне необычайно толстую женщину с отвислой грудью и животом, спускающимся до круглых коленей, древние мастера воплощали мечты о Прекрасной Даме своего времени. Такое оригинальное понимание женской красоты определялось реалиями каменного века. Средняя продолжительность жизни тогда не превышала 25 лет. Люди испытывали колоссальные физические нагрузки, следовательно, толстеть не успевали. Оттого редкие женщины, которым посчастливилось дожить до преклонных 30–35 лет и обрести приятную пышность, пользовались всеобщим вниманием. Дородные «венеры» палеолита вскармливали молоком не только своих и чужих детей, но и взрослых соплеменников. Взяв в руки кусок глины, скульптор не думал о «никчемной» стройной девице. Он вспоминал о почтенной матроне, стараясь выразить свою признательность в ее реальном или желаемом образе.

Чрезмерно пышные формы как недостижимый женский идеал время от времени появлялись в последующих эпохах, но уже не имели столь гипертрофированного вида. Достаточно вспомнить Венеру Милосскую и Венеру, «рожденную» итальянцем Сандро Боттичелли. Несколько тяжеловатые в современном понимании античные богини тем не менее изумляют гармоничной красотой тела. Так же совершенны пышные красавицы Тициана, Рубенса, Джорджоне. Импрессионист Ренуар не признавал классических образцов, отдавая предпочтение круглолицым упитанным дамам с мощным торсом и крепкими руками.

Забытая на миллионы лет первобытная мода закономерно вернулась к людям, облачив изящных женщин XX века на манер красавиц палеолита. В последние годы натуральный мех восстановил утраченные позиции. Не ограничиваясь шубами, современные дамы надевают меха прямо на голое тело. Сегодня можно носить меховые платья, накидки, шарфы, сумочки, пояса, фантастические головные уборы, напоминающие парики. Самые отчаянные модницы позволяют себе «лохматые» топы и купальники. В наше время зима не стала менее холодной, а ласковый мех согревает лучше, чем традиционная шерсть.

Рассказываем об интересных экземплярах

А вы знали, что на сайте The Metropolitan Museum of Art можно скачать более 400 ценных книг совершенно бесплатно? И среди них есть важные экземпляры по истории и теории моды. Публикуем прямые ссылки на скачивание.

Christian Dior by Richard Martin and Harold Koda (1996)

Хронология творений Кристиана Диора: вечерние наряда, аксессуары и даже архивные документальные фото.

American Ingenuity: Sportswear, 1930s–1970s

История появления и развития спортивной одежды в контексте Америки (дизайнеры Bonnie Cashin, Tina Leser, Vera Maxwell, Claire McCardell, Clare Potter, and Emily Wilkens). Этап, который обозначил новые стандарты в стиле — простом, демократичном, удобном и очень «американском».

The Essential Art of African Textiles by Alisa LaGamma and Christine Giuntini (2008)

Текстиль — одна из основных отраслей промышленности в странах Африки, а также важная часть культуры. В этой книге исследуются давние традиции и творчество африканских стран, а ткани рассматриваются с точки зрения артистизма и техники.

History of Russian Costume from the Eleventh to the Twentieth Century (1977)

Сборник по истории русского костюма от группы авторов — научных сотрудников музеев России.

Madame Grès by Richard Martin and Harold Koda (1994)

Книга о скульпторе и кутюрье Мадам Гре (Аликс Бартон), которой была посвящена персональная выставка в Музее Истории Костюма. Мадам Гре была знаменита своими платьями с античной драпировкой, которые до сих пор вдохновляют дизайнеров.

Our New Clothes: Acquisitions of the 1990s by Richard Martin (1999)

В этом каталоге представлены одежда и аксессуары, приобретенные Институтом Костюма и Метрополитен Музеем в течение 1990-ых. Шесть глав (История моды, Белое платье, Мужчины трех столетий, Американцы, Современники и Библиотека) охватывают три века.

113 цветных иллюстраций и текст Ричарда Мартина (куратора Института Костюма) демонстрируют костюм как живое искусство, часть исторического процесса и источник вдохновения последующих поколений.

Bare Witness by Richard Martin and Harold Koda (1996)

Выставочный каталог экспонатов Метрополитен Музея, иллюстрирующий этапы становления стиля женской одежды в контексте «приемлемой» обнаженности. Хронология начинается с 1812 года во Франции.

Bloom! by Richard Martin and Harold Koda (1995)

Книга о выставке костюма Bloom, проходившей Метрополитен Музее в 1995 году.

Dangerous Liaisons: Fashion and Furniture in the Eighteenth Century by Harold Koda and Andrew Bolton (2006)

Во времена правления Людовика XV и XVI мода и мебель во Франции существовали не просто для красоты, но и использовались, чтобы «пробуждать», «привлекать», и «соблазнять». Эта манящая книга рассматривает взаимодействие французской одежды и дизайна интерьера в восемнадцатом веке в формате качественных фотографий из нашумевшей выставки в Метрополитен Музее.

Читайте также:  Свинина с вешенками в мультиварке

The Eighteenth-Century Woman by Olivier Bernier (1982)

Краткие биографии 14 восхитительных женщин 18-го века, среди которых Абигайль Адамс, Роза Бертен, Виже-Лебрен и мадам Помпадур.

The Imperial Style: Fashions of the Hapsburg Era by Polly Cone (1980)

Эта книга основана на материалах успешной выставки «Мода Габсбургской эпохи: Австро-Венгрия», проходившей в музее Метрополитен в период с декабря 1979 по август 1980.

На выставке было представлено более 150 костюмов, военных униформ, а также сбруя восемнадцатого века Австрии и Венгрии до распада империи Габсбургов в 1918 г. Центром выставки были костюмы и ливреи, которые носили при дворе в конце девятнадцатого века, во времена правления императора Франца Иосифа I и императрицы Елизаветы — в одном из наиболее романтичных периодов европейской истории.

From Queen to Empress: Victorian Dress, 1837–1877 by Caroline Goldthorpe (1989)

Иллюстрированная книга о викторианском костюме во времена царствования королевы Виктории подводит читателя к насыщенной и богатой эпохе в истории костюма.

Haute Couture by Richard Martin and Harold Koda (1995)

История высокой моды от формирования House of Worth в середине 19-го века в Париже до основных дизайнеров современности. Книга сфокусирована на высококвалифицированных ремеслах, без которых не обходится от кутюр. На страницах книги изучены портновские методы и отделки, ткачество, драпировки и др. техники от кутюр.

Infra-Apparel by Richard Martin and Harold Koda (1993)

Книга охватывает тему нижнего белья в частной и общественной жизни, популяризацию хлопка в белье, которая началась с портрета Марии-Антуанетты в 1783; нательное белье (корсеты) для трансформации формы тела; растущую популярность декоративного белья, а также деконструкцию в современном костюме (футболки и выглядывающие трусы, как у Calvin Klein).

The Manchu Dragon: Costumes of the Ch’ing Dynasty, 1644–1912 by Jean Mailey (1980)

Книга о культуре в эпоху Династии Цин, в частности — о костюме. Много качественного визуала и хороший сжатый текст об истории этой эпохи.

Orientalism: Visions of the East in Western Dress by Richard Martin and Harold Koda (1994)

Каталог, иллюстрирующий восточные влияния в западном костюме.

Waist Not: The Migration of the Waist, 1800–1960 by Richard Martin and Harold Koda (1994)

Книга о том, как менялась линия талии в женских платья, начиная с 1800 и заканчивая 1960.

Wordrobe by Richard Martin (1997)

Небольшая книга об истории использования шрифтов и фраз в костюме.

La Belle Époque by Julian, Philippe, and Diana Vreeland (1982)

Эссе о Прекрасной эпохе, иллюстрированное изображениями, которые подбирала Диана Вриланд.

Пять книг об истории моды, которые, если и не изменят ваше восприятие действительности, то помогут лучше разобраться в фешн-процессах и точно скрасят досуг.

Натали Ротштейн

400-летняя история моды

1999 и переиздания
Эта толстая книжка есть на полке каждого западного студента-дизайнера. Она для них – примерно как Ландау-Лифшиц для физфаковцев. Безоговорочный must read. Предметная основа книги Натали Ротштейн – коллекция лондонского Музея Виктории и Альберта, пожалуй, самого известного в мире музея моды и дизайна. Есть в русском переводе, но легко читаема и в английской версии. Отличный способ отточить свой Fashion English. После чего вам и американский Vogue будет как родной.

Фогг Марни

История моды. 100 платьев, изменивших мир

2015
100 платьев – достаточно небольшой ассортимент, глаза точно не устанут. Но каждое из них – знак эпохи, символ перемен, предмет культа. Мадам Рекамье и императрица Жозефина, Шанель и Эльза Скиапарелли, Кристиан Диор и Мэри Куант – чреда супер-вещей и звездных имён. Информационное послевкусие книги сытное и плотное – почти стереоскопическое ощущение истории, понимание того, как модные тренды зарождаются, зреют, проходят путь от скандала до комильфо, от комильфо до демодэ, а потом воскресают в переосмысленном виде.

Словарь моды Кристиана Диора

В этой книге Кристиан Диор – как Владимир Даль, Дмитрий Менделеев и евангелист Матвей в одном лице. Потому что он создал то ли библию модника, то ли словарь, то ли периодическую таблицу. При том, что жанровые параметры этого творения расплывчаты и переменчивы, функционал его упруг и отточен. За каждым словом в глоссарии – емкие рекомендации как этот предмет или материал использовать и с чем сочетать. В Европе и Японии этот словарь переиздавался на разных языках почти столько же раз, как у нас «Книга о вкусной и здоровой пище». Да, контенту книги 60 лет с большим бантиком. Но за это время он ничуть не устарел. Классик моды дурного не посоветует.

Андрей Васильченко

Мода и фашизм
2009

Эта книга, написана с академической, даже суховатой скрупулёзностью. Но она и без «нагрева страстей» отлично обходится – её wow-эффект и так безупречный. Потому что рассказывает она о мире, который в нашем воображении начисто лишен цвета и света. Ведь Европу времен Второй мировой войны и нацистскую Германию мы привыкли представлять в сумрачных тонах хроникальной сепии и в багровых пятнах крови. Тем ослепительнее для нас вспышка тогдашней моды – пронзительно яркой, как румянец чахоточного, агрессивно чувственной. Яркая пластмассовая бижутерия, туфли на танкетке и огромные цветочные принты – всё это, оказывается, оттуда. Детально посмотреть на мир, вдохновляющий одиозную Ренату Литвинову, заглянуть в ледяные глаза немецких манекенщиц и в витрины оккупированного Парижа – захватывающий эрудисткий аттракцион. Впрочем, ностальгии и умиления это путешествие не вызовет – на пестрых ситчиках лежит тень железных орлиных крыльев. И забыть об этом Андрей Васильченко не даёт ни на миг.

История моды

С XVIII по XX век

Коллекция Института костюма Киото

Настоящий шедевр культового издательства Taschen, специализирующегося на альбомах и книгах о предметной культуре. По компоновке похожа вышеупомянутую книгу из лондонского музея, но ровно настолько, насколько Киотский музей моды похож на «Викторию и Альберта». На четыреста лет японцы не замахивались, охватили два века, но зато как! В книге собраны изображения множества вещей – от болезненно изящной обуви эпохи рококо до синтетического постмодернизма 1980-х.

Никакой зауми – четкие и ёмкие комментарии, репринты старинных рекламных плакатов, отлично детализованные фотографии музейных манекенов. Некоторые иллюстрации не лишены самобытного японского юмора и погружают в философскую задумчивость.
Например, вот эта экспозиция французской городской одежды времен якобинского террора. Да, японский музейный академизм – он такой, он как бы с васаби.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector